Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Германис
Андрей Герич (США)
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Татьяна Колосова
Андрей Колесников (Россия)
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Димитрий Левицкий (США)
Натан Левин (Россия)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Тамара Никифорова
Николай Никулин
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Писатель Ирина Сабурова

Писатель Ирина Сабурова

Пятнадцать лѣтъ Русскаго Театра въ Латвіи

 

Русский Театръ  в Латвіи имѣетъ свою почетную исторію. Несмотря на разнаго рода затруднения (средства, обновленіе труппы, репертуаръ и проч.), онъ въ теченіе 15 лѣтъ съ исключительным достоинством выполняетъ свою культурно-просвѣтительную миссію и остается единственньмъ постоянным русскимъ театромъ внѣ предѣловъ Россіи. Уже одно это обстоя­тельство показывает, что такой театръ жизнеспособенъ, необходимъ и заслуживает всяческато общественнаго сочувствія и под­держки, особенно со стороны русскаго населенія, чью культуру он непосредственно обслуживаетъ.

Какъ известно, въ свое время, въ Ригѣ былъ прекрасный го­родской русскій театръ съ очень сильной труппой. Онъ стоялъ въ первыхъ рядах первоклассныхъ провинціальнихъ театровъ. Но то было давно (1902—1917 г г.). Въ 1914 году разразилась міровая война, а за ней наступили для театра тяжелыя времена. Просу­ществовав 15 лѣтъ, городской театръ вынужденъ былъ прекратить свое существование, и русскій актёръ остался безъ своего храма, где онъ, какъ жрецъ, молился и творилъ.

Хотя нормальная жизнь налаживалась крайне медленно и съ перебоями, русскій актеръ настойчиво искалъ выхода изъ создав­шагося положенія. Даже во время большевиков группа застрявших и оставшихся не у дѣлъ актеровъ пыталась возобновить русскіе спектакли, такъ сказать, «въ походномъ порядкѣ». Такіе спектакли ставились въ залѣ Верманскаго парка, въ «Казино» (тдѣ теперь кино) н въ залѣ Ремесленнаго О-ва. Но всѣ они имѣли случайный характеръ, мало удовлетворительный въ художественномъ и матеріальном отношеніяхъ. Въ действительности настоящаго театра не было, да въ то время и не могло быть за отсутствіемъ средствъ и необходимыхъ сценическихъ дѣятелей.

Вотъ въ это-то время (въ началѣ 1921 г.) пріѣзжает въ Ригу бывш. артист Московскаго Малаго театра М.Я.Муратовъ. Он решаеть открыть здѣсь настоящий театръ. Вкладываетъ довольно значительныя средства. Снимаетъ помещеніе Латышскаго О-ва, гдѣ до настояшаго времени находится Русскій Театръ. Немедлен­но приглашает артистовъ, художниковъ и технический персоналъ.

Вызывает изъ Петербурга, въ качествѣ своего компаніона, стараго театральнато деятеля А.И.Гришина. И с ним вдвоем основываетъ «Русскій драматическій театръ», о которомъ впослед­ствии представители русскихъ общственныхъ организацій скажутъ: «Русский театръ стал учрежденіемъ, высоко ценимым не только русским населением Латвіи и соседнихъ странъ, не только людьми русской культуры, но и всеми кому близки достиженія общечеловѣческаго искусства...»

Итакъ, театръ основанъ. Закипела подготовительная работа. 27 сентября 1921 года последовало формальное открытіе театра безсмертнымъ произведеніемъ А.С.Грибоедова «Горе отъ ума». Уже первый спектакль показалъ, что въ Ригѣ действительно обра­зовался настоящій русскій театръ, что онъ находится въ опытныхъ рукахъ и что составь труппы, художниковъ и техниковъ обезпечиваетъ ему несомненный художественный успѣхъ. И действи­тельно, первый спектакль имѣлъ во всех отношеніяхъ громадный успѣхъ. Онъ сразу опредѣлилъ идеологію театра, какъ высоко­культурнаго учрежденія, призванаго работать ради искусства и во имя искусства.

Но справедливость обязываетъ помянуть здѣсь добрымъ словомъ безвременно погибшаго бывш. министра-президента 3.Мейеровиіца. Онъ съ перваго же момента возникновенія русскаго театра оказывалъ ему всемѣрную поддержку и своимъ благожелательнымъ отношеніемъ въ значительной степени облегчилъ основаніе этого театра.

Съ начала 1921 г. и до конца сезона 1924/25 г., т. е. въ теченіи трехъ лѣтъ, театръ находился подъ исключительнымъ руководствомъ М.Я.Муратова и А.И.Гришина. Въ этотъ періодъ времени своей дѣятельности театръ далъ, кромѣ «Горе отъ ума», рядъ блестящихъ постановокъ, какъ напр., «Мадамъ Санъ-Женъ» Сарду,  «Грозу» Островскаго съ чарующимъ видомъ на Волгу, «Трактирщицу » Гольдони и особенно «Царевича Алексѣя» Мережковскаго,  для котораго вся обстановка сцены, костюмы н гримъ были исполнены по оригинальнымъ эскизамъ А.Н.Бенуа.

Даже въ послѣдиіе годы своей антрепризы Муратовъ и Гришинъ не сдавали своихъ художественныхъ позицій. Постановка самого Муратова «Царь Ѳеодоръ Іоанновичъ» не могла не плѣнить своимъ прекраснымъ и исторически вѣрнымъ оформленіем.

После сезона 1924/25 г. М.Я. Муратовъ и А.П.Гришинъ вынуждены были отказаться отъ своей антрепризы вслѣдствіе финансовыхъ затруднений, при чемъ Муратовъ тогда же выбылъ изь состава труппы и уѣхалъ заграницу, сказавъ в своём прощальномъ слове: «...Мавръ сдѣлалъ свое дѣло — мавръ можеть уйти». Об уходѣ такого театральнаго дѣятеля и большого артиста истин­ные театралы не могли не пожалѣть, т.к. уже тогда чувствовалось, что для жизни и прекрасной деятельности русскаго театра наступаетъ печальный періодъ. Однако, группа оставшихся артистовъ не растерялась. Объединенная любовью къ своему театру  и проникнутая глубокой вѣрой въ русское искусство, — эта группа взяла на себя дальнейшее веденіе театральнаго дѣла. Она обра­зовала для этой цѣли «товарищество», а общее руководство пору­чила тому же А.П.Гришину въ качестве директора театра.

И надо отдать справедливость, т-во успѣшпо справилось съ этой трудной задачей. Оно не только не уронило художественнаго престижа рускаго театра, но съ честью и достоинствомъ продолжало его кутьтурно-просветительную миссііо. Постановки товари­щества по своей художественной силѣ и исполненію не уступали постановкам Муратовскато періода. Достаточно вспомпнить хотя бы такие постановки, какъ: «Псиша» Юр. Беляева, «Снегурочка» Островскаго, «Блоха» Замятина, «Ревиор» Гоголя, «Блудный сын» Блаумана, «Зойкина квартира» Булгакова и др., чтобы убѣдиться  в правильности данной оценки.

Но кромѣ постоянной труппы театр уже тогда приглашалъ на гастроли такихъ выдающихся дѣятелей сцены, какъ В.П.Качаловъ, М.А.Чеховъ, М.Н.Германова, Е.М.Грановская, Е.А.Полевицкая, П.Н.Орленевъ, О.В.Гзовская, Г.М.Хмара, А.И.Мурскій, В.Лихачевъ, А.Аверченко, П. А.Павловъ, Стелла Ар­бенина, В. Папазянъ, П. Г.Баратов и др.

Чтобы осознать все культурное и общественное значеніе русскаго театра за первый періодъ его дѣятельности, необходимо обра­титься къ цифрамъ, которыя лучше всякихъ слов обрисовываютъ размѣры этой дѣятельности.

За 5 лѣтъ было поставлено 265 пьесъ, изъ нихъ 92 русскихъ авторовъ. Особымъ успѣхомъ по своей художественной постановкѣ и исполіненио пользовались: «Горе отъ ума», «Касатка»,«Трактирщица», «Свадьба Фигаро», «Стакан воды», «Дворянское гнѣздо», «Братья Карамазовы», «Павелъ I», «Царь Ѳеодоръ Іоанновичъ», «Потонувшій колоколъ», «Цезарь и Клеопатра», «Орленокъ»,  «Усмирение строптивой», «Царь Іудейскій», «Царевичъ Алексѣй», «Псиша» и др.

За то же время театръ даль 1026 спектаклей, которые посетили 612,275 платныхъ зрителей. Кромѣ того, было разослано и выдано разным. общественнымъ организаціямъ болѣе 150.000 безплатныхъ билетовъ. т. е. при вмѣстимости театра въ 1000 чел., было какъ бы дано 150 безплатныхъ спектаклей или по 30 спек­таклей въ каждый сезонъ.

Но театръ не ограничивался спектаклями только въ Ригѣ. Онъ выѣзжалъ въ города Латвіи (Лѣпаю, Даугавпилсъ, Резекне и др.), а также заграницу — Эстонію, Литву, Берлінъ («Царевичъ Алсксѣй»).

Вне всякаго сомненѣнія, поѣздки театра въ провинцию имели огромное просветительное значеніе. Онѣ несли съ собой свѣтъ русской культуры и чистоту русскаго языка. За такіе спектакли русскія общественныя организаціи скажутъ на 10-лѣтнемъ юбилее театра: «Мы цѣнимъ и глубоко признательны Вамъ за Вашу боль­шую національно-культурную работу».

Но и это еще не все. Помимо обыкновенных спектаклей, театръ давал  ученическіе спектакли, утренники, спектакли для рабочіихъ и спектакли на Московском форштадте. Относительно послѣднихъ спектаклей, на томъ же 10-лѣтнемъ юбилее представители одной мѣстной русской общественной органиизаціи сказали: «За то большое духовное наслажденіе, которое Вы давали русским людямъ въ теченіе 10 лѣтъ, за то, что не забывали рабочаго на­селения Московскаго предмѣетья, — наше общество приносить те­атру свою искреннюю благодарность».

И вообще надо сказать, что какъ театръ въ цѣломъ, так и отдѣльные члены труппы никогда не отказывали въ своей помощи и содѣйетвіи разнато рода просветительным, благотворительным и общественным организаціям въ устройстве спектаклей, концер­тов, вечеров и темъ самым вносили свой дар на дѣла благо­творительности  и просвѣщенія.

Надо признать, что такая широкая культурно-просветительная дѣятелыюсть русскаго театра была по достоинству оцѣнена прави­тельством, признавшимъ его театром русскаго меньшинства Латвіи. Нельзя также не отмѣтить благожелательнаго отношения къ театру со стороны Рижскаго городского управленія, Рижскаго Латышскаго О-ва, мѣстной печати, русских общественных організацій и друзей театра, которые всячески содействовали упрочению и развитію его дѣятелыюсти.

Таков положительный итогь пятилетняго существования рус­скаго театра. Но были, конечно, и дефекты. Къ счастью, они незначительны, так как не оказали никакого вліянія на ходь театральнаго дела. Одним изъ главнѣйшихъ дефектов является, конечно, отсутствіе собственнаго театральнаго помѣщения. Но этотъ дефект не зависит ни от театра, ни от его деятелей. Это дело самого русскаго насселенія и, въ особенности, наиболѣе состоятель­ной части его, которая все еще недооцѣниваетъ национальнаго и культурно-просвѣтительного значенія своего театра.

Въ 1926 году театръ отпраздновал свой пятилетний юбилей, поставивъ то же «Горе отъ ума», которым он открыл свой первоначальный сезон. С этой постановкой театръ, так ска­зать, вступил во второй період своей деятельности.

Хотя состав труппы нѣсколько изменился, но ея основное ядро осталось прежнее и по прежнему глубоко преданное своему театру. Нѣсколько реорганизовалось и само товарищество, в  состав которато теперь входили: Н.С.Барабанов, И.Ф.Булатовъ, Ю.И.Юровскій, Р.А.Унгернъ, А.С.Астаровь, Е.О.Бун­чук, Л.Н.Мельникова, Юр.Яковлев, В.Г. Ченгері, А.П.Гри­шин, С.Н.Антонов, С.И. Эрдманъ и А.В.Полонскій. Но оно и въ этот второй періодъ своей дѣятельности продолжало начатое театральное дѣло съ исключительной знергіей и любовью, муже­ственно преодолевая всякаго рода осложнения  и затрудненія.

Какъ-бы въ помощь товариществу, въ 1927 году основалось «Общество гарантовъ». Въ составъ правленія этого о-ва вошли: B.А.Андріановъ, Н.С.Барабановъ. А.И.Гришинъ. М.С.Зельманъ, М.Д.Кривошапкинъ, М.А.Каллістратовъ, котораго впослѣдствіи замѣнилъ  Н.А.Белоцвѣговъ, В.Е. Келпшъ, П.В.Ладъгинъ, С.А.Майкапаръ, Л.С.Остроуховъ, Л.В.Шполянекій и С.И.Эрдманъ. Основная задача гарантов состояла въ томъ, чтобы поддерживать постоянное существование русскаго театра въ Латвіи. Безъ сомнеѣнія, задача почетная и благородная. Она до­стойна благодарности и подражанія. Объ одном только можно пожалѣть, что «Общество гарантов» къ концуу театралънаго сезона фактически прекратило свою деятельность.

Несмотря на тяжелыя обстоятельства, товарищество не пріостанавливало деятельности театра, поддерживая его на прежнемъ художественномъ уровнѣ. За 10 лѣть театръ поставилъ -150 пьесъ, изъ них 145 русских авторов, а остальныя иностранныя. За все же десятилетия было дано 2217 спектаклей, которые посѣтили 1.209.548 платныхъ зрителя. Какъ и въ первое десятилѣтіе, было разослано и выдано разным общественнымъ организаціямъ и учеб­ным заведеніямъ 850.000 безплатныхъ билетовъ, что составляет 350 безплатныхъ спектаклей. Другими словами, цѣлыхъ полтора года (считая 221 спектакль вгь годъ) театръ работал безвозмездно во имя просвѣщенія и искусства. Къ этому надо прибавить безплатные спектакли для учащихся и воинскихъ чиновъ,а также де­шевые спектакли для рабочих, и тогда станетъ вполне понятна и ясна заслуга театра перед русскимъ обществомъ, которое можетъ только гордиться такимъ учрежденіем въ Латвіи.

И въ этотъ второй періодъ своей дѣятелкности театръ систе­матически выѣзжалъ въ указанные выше провинціальные города Латвіи. Онъ даже основалъ свое филіалыное отдѣленіе въ Даугавпилсѣ специально для обслуживанія Латгаліи вплоть до ея отдаленныхъ пунктовъ. — Не оставлял театръ и своихъ гастрольныхъ поѣздокъ въ Литву, Эстонію, а затѣмъ въ некоторые города Польши (Варшава, Лодзь, Вильно и др.).

Какъ и в прежніе года, населеніе этихъ странъ всегда ра­душно встречало русскіе спектакли и всячески выражало знаки своего вниманія по адресу театра. «Ваша славная дѣятельность хо­рошо извѣстна».... «Отдать себя чистому искусству съ такой глу­бокой вѣрой, съ такой страстной любовью, съ такимъ самоотверженіем — это яркая страница въ книгѣ русской общественности и русскаго искусства» — сказали въ своемъ адрсеѣ представители русской общественности г.Нарвы. «Театръ въ теченіе 10 лѣтъ всегда высоко держал знамя русскаго искусства, съ исключитель­ным успѣхомъ тѣмъ самымъ выполняя большое русское національное дѣло»,-    подтвердили представители русских организаций Тарту (Юрьева).

Въ 1931 году театръ отпраздновал свой 10-лѣтній юбилей постановкой комедіи Островскаго «Таланты и поклонники». Нечего и говорить, что послѣ такой блестящей и общеполезной кулььтурно-просветительной дѣятельности, юбилей театра  встрѣтилъ со­чувствие всехъ слоевъ населенія и національностей Латвіи. Поздравленія, привѣтствія, пожеланія, адреса — лились широкой волной по адресу театра-юбиляра. «Латвийская Націоналыгая Опера» въ своем адресѣ выразила восхищеніе, что русскій театръ въ своихъ спектакляхъ выявлялъ глубокое художественное понимание не только своей оригинальной литературы, но также и латышскихъ драматических произведений. «Дайлесъ театръ» отмѣтілъ, что русскій драматическій театръ своей 10-лѣтией работой далъ много художественныхъ цѣнностей и доказалъ, что то высшее, что одинъ народъ можетъ дать другому — это искусство. «Національный драматический театръ» подчеркнулъ, что театръ это міровое явленіе и что творцы его — артисты. И добавили, что «с русскими артистами и искусством мы всегда были въ дружбе». Отмѣтили большія заслуги русскаго театра в области искусства нѣмецкій и еврейскій театры. Не забыли русскаго юбиляра и поль­ский театръ «Редута», а также Эстоискій и Литовскій театры.

Любопытную историческую справку привелъ въ своемъ адресе представитель русскаго о-ва въ Эстонии (Первый кадетскій кор­пус). Онъ напомнилъ, что въ первомъ кадетскомъ корпусе когда- то воспитывался первый русскій драматург А. Сумароков. Когда онъ былъ назначен директором театра, то немедленно потребо­вал изъ корпуса 11 лучшихъ кадетъ-артистовъ, среди которыхъ были два брата Волковых. Из нихъ Феодоръ Григорьевич был впоследствіи основателем Ярославскаго, а затемъ въ Петербурге казеннаго театровъ.

Обозрѣвая «дѣла и дни» русскаго театра, представители рус­ской общественности Латвіи безъ различія взглядов и настроений отмѣтили, что «Русскій театр въ Ригѣ, выявляя цѣнности рускаго національнаго творчества, вмѣстѣ съ тѣмъ служил и служит дѣлу сближенія народовъ на почвѣ искусства», и что онъ  «не ино­родное учрежденіе въ странѣ, а органическое, связанное съ госу­дарственно-правовым и культурным укладом свободной и не­зависимой Латвіи».

После торжественнаго спектакля и многочисленных привѣтствій и адресовъ состоялся банкетъ, на которомъ присутствовало больше 200 человѣкъ. Банкетъ прошелъ дружно, сердечно и за­тянулся до утра.

Все это, несомнѣнно, дѣятелей театра морально подкрепило и усилило надежду на лучшее будущее. Но время шло, обстоятель­ства мѣнялнсь, а вмѣетѣ с ними изменился не только составь труппы, но и составь товарищества. Одни ушли въ иной міръ (Н.П.Маликовъ. К.Н.Незлобннъ. С.П.Эрдмань), а другіе пере­селились в другія страны (Юр.Яковлевъ, Ю.Л.Ченгери и др.). Все это не могло не отразиться на такомъ чувствительном ко всему учрежденіи, какъ театръ. Правда, товарищество все еще боролось съ новыми невзгодами и затруднениями и упорно защищало свои старыя художественныя позиции и театральныя традиции. Оно по­полняло труппу, приглашало новыхъ гастролеровъ, как напр.,  П.А.Павлова, В.М.Гречъ, трагика Папазяна. Стеллу Арбенину и П.Г.Баратова. Ставило произведения Гоголя, Достоевскаго, Толстого, Тургенева, Чехова, Островскаго, Блаумана, допуская лишь неко­торыя отступленія вь угоду «духу времени». Не оставляло оно своих поѣздокъ въ Литву, Эстонію  и даже присоединило къ  ним еще Румынію.

Но все же обстоятельства оказывались сильнее человеческихъ возможностей, особенно если организм уже надорванъ. Короче говоря, русскому театру становилось все труднее и труднее бо­роться за свое существование. Вырастали и совершенствовались театры другихъ національностей Латвии. Возникали разнаго рода кризисы. Сократилось, а затѣмъ прекратилось государственное вспомоществованіе. Словомъ, въ этомъ третьемъ періодѣ своей де­ятельности театръ попалъ въ исключительно трудное положеніе. Требовалась, поэтому не только матеріальная, но и моральная поддержка общественности. Но надо признать, что обращеніе пред­ставителей театра къ нѣкоторымъ общественньмъ организаніямъ не осталось безь отвѣта. Съ особым вниманием къ этому при­зыву отнесся бывш. «Русскій національный союзъ». Из его среды выделилась небольшая группа лицъ, которая въ декабрѣ 1932 года основала «Общество друзей русскаго театра въ Латвіи», поставившее себе цѣлью — «поддерживать постоянное существо­вание русскаго театра въ Латвіи». Въ правлеиіе этого общества вначалѣ входили В.П.Снегиревъ,  Л С.Осроуховъ, М Д.Кривошапкинъ, Б.В.Евлановъ и Л.В.Лукина.

Чтобы возможно скорѣе придти на помощь русскому театру, правленіе немедленно организовало вещевую лотерею въ пользу театра, каковая до некоторой степени смягчила острые моменты. Обстоятельства требовали болѣе тѣснаго сотрудничества общества съ театромъ и болѣе широкой и организованной его поддержки. Въ 1934     году былъ образованъ «Театральный совѣтъ», въ который входили отъ имени О-ва друзей В.И.Снегиревъ,  М.Д.Кривошапкинъ и Л.С.Остроуховъ, но зто было временное и скорѣе теоретическое сотрудничество.

Уже первые шаги такой совместной работы обнаружили всю сложность и трудность создавшагося положенія. Средств никакихъ въ театрѣ не было. Сметные доходы не согласованы съ рас­ходами.

Система управленія отвлекала артистов-коллективистов отъ ихъ прямыхъ артистических обязанностей. Дефицитъ буквально давилъ всякое начинание. Члены товарищества, вопреки слухамъ и разговорамъ, за послѣдніе годы систематически недополучали причитающагося имъ жалованья. Становилось ясно, что при та­ком положении театръ дольше существовать не можетъ. Пред­положения, къ сожалѣнію, очень скоро оказались фактами.

Доведя съ честью, но съ невероятными усиліями театральный сезонъ до конца, представители коллектива въ апрѣлѣ 1935 года заявили, что товарищество больше не въ силахъ держать русскій театръ и что, поэтому, оно вынуждено его закрыть. — Наступили по истине драматическіе моменты. Глубокая печаль охватила всехъ деятелей и ближайших друзей русскаго театра, столько лѣтъ служившаго дѣлу просвѣщенія и культуры. Съ одной стороны не верилось, чтобы такое прекрасное учреждение погибло, а съ другой — не видно было никакого выхода изъ создавшагося положенія. Требовалось срочное урегулированіе финансовых вопросовъ, залог за помещение, обновление инвентаря, пополненіе труппы и проч. Но какъ все это урегулировать, перестроить об­новить и пополнить, когда не только не было никаких средетвъ, но и не виденъ былъ даже источник откуда можно было бы ихъ хоть частично достать. Требовалось чудо, и оно свершилось.

Послѣ ряда совещаній и переговоров съ представителями т-ва,  правленіе О-ва решило обратиться съ призывомъ къ русской общественности и персонально къ друзьямъ театра о совместном обсужденіи создавшагося положенія. На совѣщаніяхъ 9 и 18 мая 1935 г. представитель правленія В.П.Снегирев сдѣлалъ подроб­ный докладъ о положении театра и предложил проект реорганизаціи его на общественных началах. Совещание отнеслось къ такой реорганизаци театра очень сочувственно, признав даль­нейшее существованіе его необходимым. В небольшой срок была собрана некоторая денежная сумма  в качестве первоначальныхъ оборотныхъ средствъ. Все дѣло реорганизации театра и даль­нейшее веденіе его было поручено О-ву друзей, какъ организации, которая поставила своей задачей «поддерживать постоянное суще­ствование русскаго театра въ Латвіи», которая для этого имѣетъ утвержденный уставь и которая фактически уже приняла активное участіе в жизни этого театра.

Въ связи съ такой реорганнзаціей геатра 29 мая 1935 года состоялось общее собрание членов  О-ва друзей. На этомъ еобранін В.И.Снегиревъ развилъ основные тезисы своего указаннаго выше доклада. При эгомъ онъ подчеркнул неизбежность жертвенности, какъ со стороны общественности, такъ и со стороны всѣхъ дѣятелей театра во имя спасенія и дальнейшаго его существованія. После обмена мнѣний общее собраніе приняло къ есвѣдѣнію и руководству слѣдующія основныя положснія реорганиааціи русскаго театра:

1) театръ открывает и ведетъ О-во друзей отъ своего имени; 2) изъ внесенныхъ суммъ общественными организаціями и част­ными лицами образовывается резервный капитал; 3) половина чистой прибыли ежегодно отчисляется в театральный фондъ, а другая расходуется на улучшеніе положенія артистов; 4) приходо-расходная смѣта составляется по фактическим данымъ предыду­щего года; 5) жалованье труппе, техническому персоналу и служа­щим устанавливается въ пределах сметы; 6) хозяйственный и репертуарный планы составляются заблаговременно.

Утвердивъ приходо-расходную смету театра на 1935/36 г., общее собраніе избрало новое правленіе въ составе В.И.Снеги­рева (председатель). А.П. Юноши(тов. председатели), Ф.А. Майкапара (казначей), К.И.Перова (секретарь) и М.Д.Кривошапкипа. Кроме того, была избрана художественная комиссія въ составѣ: Л.С.Оостроухова, акад. С.А.Винградова и худ. С.Н.Антонова.

Такимъ образом, съ 1 іюня 1935 г. «Театръ Русской Драмы» сталъ театром русской общественности. В связи съ этим но­вому правленію предстояла чрезвычайно трудная и ответственная задача. Надо было изыскать необходимыя средства, провести в жизнь реорганизацію театра на указанныхъ началахъ, выполнить рядъ формальностей, связанных съ этой реорганизаціей, сформи­ровать и пополнить труппу, подготовить и разработать репертуар и хозяйственный  план, и вообще перестроить все заново.

 

Вместо лѣтняго отдыха правленіе немедленно и энергично приступило къ делу. Путем личных переговоров и  связей оно увеличило первоначально собранныя средства: обезпечило театръ помѣщеніемъ; использовало все возможности по формированию и пополнению труппы; наметило первоначальный репертуаръ; пере­строило авансцену; произвело веѣ необходимыя подготовительныя работы; закончило реорганизацию театра; выполнило все требуемыя формальности — и  в назначенный срокъ,  т. е. 28 сентября 1935 г. открыло «Русскій театръ» пьесой Островскаго «На всякаго мудреца довольно простоты».

По общему отзыву, спектакль прошел во всех отношеніяхъ блестяще. Онъ показал всю силу русскаго театра и всю способ­ность его къ дальнѣйшему художественному творчеству.

Но, конечно, такая огромная работа могла быть так успешно произведена только при общемъ сочувствии и поддержкѣ со стороны прежнихъ дѣятелей, друзей и доброжелателей русскаго театра. И действительно, члены т-ва всецело отдали себя въ распоряженіе правленія, не ставя ему никаких особых условій. Труппа и техническій персонал пошли на сниженіе своих и без того скромныхъ окладовъ, въ цѣляхъ сокращенія общихъ театральныхъ расходовъ. Органы власти всячески облегчали правленію оформленіе реорганизации театра на общественных началахъ. Город­ская управа любезно выдала остатокъ ассигнованной субсидіи и тѣмъ самьмъ вовремя подкрѣпила денежные ресурсы. Латышское О-во безпрепятственно передало свое театральное помѣщеніе новому владѣльцу театра, допустивъ извѣестныя смягченія въ отношеніи разсчетовъ. Мѣстная печать и, особенно газета «Сегодня», дру­жески поддерживали всѣ начинанія правленія, разъясняя ихъ смыслъ и значеніе въ интервью, въ отдѣльныхъ статьяхъ и замѣткахъ. Добрыя друзья театра помогали правленію больше дѣлом, чѣмъ словомъ, и этимъ ободряли всѣ его начінанія. Хотя заседанія правленія по разнаго рода вопросамъ затягивались далеко за полночь, но в атмосферѣ единства взглядов на театръ и всеоб­щего сочувствія «ночныя бдѣнія» никого изъ членовъ не утомляли.

Какъ при формированіи труппы, так и при образованіи ад­министративно-технической части правленіе базировалось главнымъ образом на старыхъ позиціяхъ. Основнымъ ядром труппы оно сохранило «старую гвардію», изъ которой Л.Н.Мельникова, А.П. Гршиннъ, Ю.Г.Рыковскій, А.П.Яковлева, И.Рачинскій и М.Ларіоновъ прослужили въ театре безпрерывно 15 леть. Вмѣсто умершаго (Р.П.Свободина) и ушедшихъ (С.И.Невскаго, А.К.Унгера, М.А.Захаровой) приглашены были новые артисты (Т.Д.Ратгаузъ, Е.Г.Доризо, Л.А.Токарская. Д.С.Монко, В.Э.Чесикь,  Е.О.Нормандт и вернувшаяся обратно въ театръ Е.О.Рюдбергъ). Режиссерская часть оставлена въ опытныхъ ру-кахъ Р.А.Унгерна и Ю.П.Юровскаго, а декоративно-художественная сосредоточена въ рукахъ худ. Ю.Г. Рыковскаго. Управленіе административной частью поручено одному изъ основателей и бывш. руководителей театра А.И.Гришину, а по технической части остался на своемь посту старый театральный работникъ И. Рачинскій.

Несмотри на разнаго рода репертуарный затрудненія, русскіий театръ все-таки удачно комбинировалъ классическія пьесы съ современными и русскія — съ переводными. Въ первой половине текущаго сезона онъ поставилъ три пьесы Островскаго: «На всяка­го мудреца довольно простоты», «Бѣшеныя деньги» и «Свѣтитъ, да пе грѣетъ», прошедшія съ очень большимъ успѣхомъ. Изъ совѣтскаго репертуара наибольший успѣхъ имѣл «Счастливый бракъ» и «Платонъ Кречетъ». Но театръ прямо-таки блеснулъ такими по­становками, какъ «Марія Антуанета» и «Митькино царство».

Поставленные режиссеромъ Р.А. Унгерномъ и исполненные по рисункамъ худ. Ю.Г.Рыковскаго декораціи и костюмы были изу­мительно красочны  изящны, а исполнение «Митькина царства» поражало своей яркостью и стихийной  насыщенностью.

Спектакли Русскаго театра въ Даугавпилсѣ и Резекне имѣли совершенно исключительный успѣхъ. Можетъ быть отчасти это объясняется тѣмъ обстоятельством, что правленіе ставило тамъ лучшія пьесы и съ тѣмъ же составомъ исполнителей, который участвовалъ и въ Ригѣ.

Все это говорить за то, что теперешніе руководители русска­го театра ориентируются на репертуаръ серьезный и литературный. Отступленіе отъ этого принципа становится все рѣже.

Оглядываясь на пройденный театромъ путь, нельзя не при­знать. что за 15 лѣтъ имъ продѣланъ поистинѣ колоссальный трудъ. Чтобы понять и оцѣнить размѣры этого труда и степень его полезности, приходится опять обратиться къ цифрамъ.

За 15-лѣтіе было поставлено 553 пьесы, изъ которых 195 русскихъ. За это время театръ далъ 2984 спектакля, которые по­сетили 1.465.500 зрителей. Кромѣ того, было разослано и выдано разнымъ общественным и просвѣтительнымъ организациямъ и учебнымъ заведеніямъ болѣе 500.000 безплатныхъ бзлетовъ. Наконецъ, периодически устраивались спектакли для рабочихъ, воинскихъ чиновъ, инвалидовъ, народные спектакли по значительно уменьшенным цѣнамъ. А та многообразная помощь, которую ар­тисты и театръ оказывали въ теченіе всего этого времени разнымъ просвѣтительнымъ и благотворительным общественным организаціямъ въ устройстве спектаклей, концертовъ. вечеровъ и проч. — такъ велика и такъ значительна, что не поддается даже учету.

Изъ этого краткаго статистическаго материала и общаго бѣглаго обзора видно, какую сложную и трудную работу проделалъ Русскій театръ за минувшіе годы и сколько сил, энергіи и зна­ния вложили его дѣятели всѣхъ ранговъ и положений въ это вели­кое дѣло просвѣщенія и искусства! И какъ, поэтому, не видеть, не любить и не беречь такое учреждение, гдѣ въ живыхъ образахъ знакомятъ зрителя со всей вселенной и гдѣ въ художественных формахъ демонстрируют все, что совершается «въ этомъ міре борьбы и наживы». Когда вдумываешься во все разнообразіе дѣятельности такого учрежденія, какъ театръ, то начинаешь пони­мать восторженный отзывъ Бѣлинскаго о театре, который восклицалъ: «Театръ! Въ тебѣ я видѣлъ весь міръ, всю вселенную, со всей ихъ заманчивой таинственностью».

Въ свой юбилейный день «Русский театръ» ставитъ одно изъ лучшихъ произведений классической литературы «Горе отъ ума» А.С. Грибоедова, который самъ всей душой отдавался интересам театра и искусства. Этимъ же произведениемъ театръ началъ свою дѣятельность въ 1921 г. ГІо своей яркости, оригинальности и от­точенности языка, стиха и слога — это произведение дѣйствительно никогда не умретъ.

Прошло болѣе 100 лет, а какая сила сарказма, какая ѣдкость иронін и какой пафос оскорбленнаго чувства сохра­нились до сихъ поръ въ этомъ геніальномъ произведении,  которое еще до его появленія въ печатном видѣ знала наизусть вся гра­мотная Россія!

Видѣть такое произведеніе на сценѣ «Русскаго театра» въ исполненіи его артистовъ — это рѣдкое наслажденіе не только для театрала, но и для всякаго, кто театръ разсматриваетъ не какъ зрѣлище, а какъ лабораторію художественнаго творчества, въ ко­торой совершается великое таинство претворенія идей и литера­турных  замысловъ въ образы живой дѣйствительности.

Не подлежитъ никакому сомнѣнію, что если историкъ захочетъ подвести итоги достижений XX вѣка въ области духовной культуры, то он не сможетъ пройти мимо «Русскаго театра Латвіи» и не воздать должное его заслугамъ въ этой области.