Сергей Минцлов

Сергей Минцлов

Сергей Рудольфович Минцлов (01/13.01.1870, Рязань - 18.12.1933, Рига) – автор многочисленных исторических романов.

Сергей Рудольфович Минцлов родился в Рязани, в самом центре России, а корни его семейного родословного древа уходят в Балтию, в древнюю Литву. В свитке старинной летописи о Грюнвальдском сражении указано, что на поле битвы сложили свои головы и двое Минцловых, защищавших свою родину.

Мир книг, литературы, древностей — самая характерная черта семьи Минцловых, унаследованная от деда, Рудольфа Ивановича Минцлова, старшего хранителя иностранного отдела Императорской Публичной библиотеки, создавшего уникальные труды: «Петр Великий в иностранной литературе», «Книжная келья ХV века» и библиотека редкостей западного книгопечатания. Бабушка Сергея Рудольфовича, Эрнестина де Галле, была одаренной французской поэтессой, а отец, Рудольф Рудольфович, — известным юристом. И не удивительно, что в доме бывали деятели культуры, преподаватели, писатели: Муромцев, Танеев, Короленко, Веселовский, Мельгунов.

Учился Сергей в Нижегородском кадетском корпусе, после окончания которого при своих блестящих способностях и больших связях отца мог рассчитывать на службу в Санкт-Петербурге, в столичной гвардии, но он выбрал скромный Уфимский полк в Вильно.

В свободное время обследовал старинные усадьбы, увлеченно посещал заброшенные уголки края и собрал внушительную коллекцию книг, которую впоследствии приобрело Прусское государственное книгохранилище. Власть книги захватила его полностью, он подает в отставку и поступает в Александровское училище в Москве, а после окончания работает в земствах, губернских учреждениях, участвует в различных экспедициях, собирает редкие книги, рукописи, исторические документы.

В 1904 году в Санкт-Петербурге выходит его уникальный каталог — «Редчайшие книги, напечатанные в России на русском языке», основу которого составили бесцензурные и запрещенные к печати издания, а в 1911 — 1912 годах в Новгороде издается пятитомный труд: «Обзор записок, дневников, воспоминаний, писем и путешествий, относящихся к истории России». В следующем, 1913 году, выходит новый труд: «Книгохранилище Сергея Рудольфовича Минцлова», занявший видное место в истории русской библиографии.

Дальнейшую судьбу всей библиотеки Минцлова можно назвать трагической. Как следует из интервью Сергея Рудольфовича газете «Сегодня», на одном из этапов беженского пути он вынужден был продать библиотеку (15000 томов) одной лейпцигской антикварной фирме, которая за вдвое большую цену перепродала ее прусской государственной библиотеке. «Прежде чем продать свою книжную сокровищницу, я пытался снестись с русскими заграничными литературно-историческими учреждениями. Отклика не было». Минцлов, правда, говорил, что на такой исход он не может пожаловаться, так как в берлинском книгохранилище был устроен специальный зал его имени. Туда же он передал семейный архив, содержащий документы за два века.

В 30-е годы писатель и журналист, сотрудник рижской газеты «Сегодня» Петр Пильский писал: «Теперь «широкая публика» знает главным образом Минцлова-беллетриста, но раньше эта сторона затмевалась учеными, исследовательскими трудами», и далее указывает на то, что Минцлов был членом археологического, географического, библиографического обществ.

Сейчас, к сожалению, Минцлова знают только по книге «За мертвыми душами», переизданной в 1991 году, и по статьям о нем как библиографе и библиофиле и почти совсем не знают как исторического романиста, так как его книги изымались из библиотек (по сути дела были запрещены, как произведения писателя-эмигранта). Хотя большинство исторических романов и повестей Минцлова вполне могли бы конкурировать с произведениями современных исторических романистов.

Им также были написаны: «Далекие дни» — воспоминания детства, «Петербург в 1903—1910 годах», «Трапезондская эпопея» — дневники, уникальный свод свидетельств о времени и событиях от первой революции до второй — 1917 года.

Трудное, неспокойное время досталось на его долю. Пути русских беженцев поистине неисповедимы. Скитания Сергея Рудольфовича продолжались 9 лет. Сначала Финляндия, затем Норвегия. Далее Минцлову удается получить визу в Испанию, но туда не попасть. Франция наотрез отказывается дать русскому беженцу даже транзитную визу. К счастью, Минцлов узнает, что есть на свете благословенный уголок, для въезда куда не нужна не только виза, но даже и паспорт. Эта страна — Португалия. Через нее он попадает в Испанию. Далее были Франция, Сербия…

Но Минцлова неудержимо тянуло назад, на Восток, ближе к России, и Сергей Рудольфович с «особым удовольствием», как он говорил, переезжает в Ригу, с которой связано много теплых воспоминаний далекого прошлого.

С 1924 года Минцлов работает в Риге. Рига в то время была одним из крупных центров эмиграции, так же, как Париж, Берлин. Здесь он много пишет, часто публикуется в газете «Сегодня». Празднует 40-летие своей литературной деятельности. Дружит с многими писателями, художниками, журналистами, собирателями русской старины (И. Заволоко, И. Фридрихом, чьи коллекции теперь хранятся в Пушкинском доме в Санкт-Петербурге). Очень жаль, что сейчас в крупнейших библиотеках мира нет фонда: «Собрание книг С. Р. Минцлова», и мы можем судить об этих раритетах только по описанию их в каталогах.

В книге «Петербург в 1903 — 1910 годах», вышедшей в Риге в 1931 году, Минцлов писал: «За всю свою жизнь я никогда не состоял ни в какой политической партии и не принимал участия в политических кружках и делах. Я всегда оставался свободным человеком и мои записи не подсказаны мне партийной дисциплиной, а являются точным отражением того, что совершалось перед моими глазами...».

Рига стала для него настоящим домом, в котором он более десяти лет совершенствовал свой талант писателя и собирателя, сумел приумножить свое литературное наследие, и есть надежда, что поклонники русской культуры нового времени еще оценят Сергея Рудольфовича Минцлова по достоинству.

Сергей Рудольфович Минцлов похоронен на Рижском Покровском кладбище.

 

Анатолий Ракитянский

 

От составителей

Памяти С. Р. Минцлова по публикациям газет «Сегодня», 1933, № 298; 1928, № 114

Годы за рубежом были отданы почти исключительно беллетристике. Вся жизнь Сергея Рудольфовича — это есть история библиофильства. Чтобы понять заслуги Минцлова в этой области, нужно заглянуть (если представится такая возможность) в одну очень редкую книгу — она напечатана всего только в 50-ти экземплярах в сине-красных бархатных обложках — «Книгохранилище С. Р. Минцлова» (СПб, 1913). Сам Минцлов порой шутил: «На мне очень ярко сказалась наследственность. Дед и бабушка вписали свои имена в историю переводной русской литературы, впервые ознакомив иностранцев с Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем, Григоровичем. Страсть деда к книге стала страстью отца, от отца перешла ко мне». С этим увлечением могла соперничать только другая страсть — путешествие. Порой Минцлов становился настоящим бродягой, скитаясь по Волге, по Оке, по уральским лесам, набираясь впечатлений. Судьба и собственное влечение перебрасывает его из края в край, кидает то в Крым, то на Кавказ, оттуда в зеленую глушь виноградной Бессарабии... Сергей Рудольфович писал: «Мое творчество — это две неровные части: неизведанные места, где я еще не был, и постылые тротуары больших городов. Большую радость и настоящий отдых мне приносят странствия и походы, а вот огорчение и разочарование дарят большие центры. В своих путешествиях и странствиях я чувствую себя гораздо счастливее…».

В 1914 году Минцлов, будучи чиновником по особым поручениям при Министерстве земледелия, получает от Переселенческого управления «секретное поручение», для выполнения которого ему пришлось отправиться в дальнее путешествие для исследования и осмотра Урянхайского края, верховий Енисея, — огромный территории... Задание было блестяще выполнено. Полученные результаты, огромные по своему значению, легли в основу книги «Секретное поручение». Этот труд по заслугам оценен теперь и за границей и переведен на немецкий язык.

Во время войны Минцлов по собственному желанию перевелся из тыловой киевской дружины в кавказскую армию. Здесь он исследовал трапезондский район. Итогом его работы явилась книга «О Трапезонде». Из брошенных турецких типографий он создает прекрасную русскую и становится издателем и редактором «Трапезондского Военного Листка».

Оказавшись в Риге, основал собственное издательство. Читателям был известен как исторический романист.

Последнее лето тяжело болел, с трудом двигался. Был на лечении в Кеммерне (Кемери). Все это время его пользовал в Риге профессор медицины В. Н. Клименко. Сергей Рудольфович по-детски хватался за свое заветное желание умереть под собственной кровлей, но уступил врачам и согласился поехать в клинику... за полчаса до прибытия кареты скорой помощи он скончался. Это было 18 декабря 1933 года в 2 часа дня. Беспокойное сердце перестало биться...

Сергей Рудольфович Минцлов 2 С. Р. Минцлов оставил очень коротенькое завещание: «Похороны прошу устроить скромные. Могилу прошу густо засыпать еловыми ветками и только потом землей...». Завещание кончается приветом: «Дорогие мои, прощайте! Буду следить с того света за Вашей жизнью и желаю всем светлых дней и радости...».

Далее шло сообщение: «Сегодня на квартире покойного по Гертрудинской улице, № 14, кв. 8 в 5 часов вечера будет отслужена панихида. В среду 20 декабря, в 4 часа дня из квартиры покойного состоится вынос тела на Покровское кладбище в кладбищенскую церковь. Погребение в четверг, 21 декабря после литургии на Покровском кладбище». Здесь же помещен портрет Сергея Минцлова. Улыбающийся седой человек с живыми глазами, устремленными вдаль перед своей последней дорогой...

Могила его находится за храмом, если идти по аллее, с левой стороны, сектор К, № 4. Склоненная береза над его надгробием, на котором изображена раскрытая книга, пусть послужит своеобразным ориентиром для тех, кто придет поклониться этому неутомимому исследователю.

См.: Пкровское кладбище. Слава и забвение. - Рига, 2004

Иллюстрации к теме