Схиигумения Евгения (Постовская)

Схиигумения Евгения (Постовская)

Евгения (в миру Евгения Захаровна Постовская; 10/23 марта 1864, Москва - 10 марта 1948, Рига) – схиигумения, настоятельница Свято-Троице-Сергиева монастыря в Риге и Илукстского монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Евгения Захаровна Постовская родилась в Москве, в семье дворянина и военного. Обучалась в Смольном институте благородных девиц в Санкт-Петербурге. Получила звание домашней учительницы.

26 июня 1894 года в Троице-Сергиевой лавре обличена в рясофор наместником архимандритом Павлом (Пётр Глебов; 1827-1904, наместник в 1891-1904 годах). Поступила в Свято-Троице-Сергиеву общину в Риге и несла должность казначея. 4 марта 1904 года в Свято-Троице-Сергиевом монастыре в Риге (с 1902 года Свято-Троице-Сергиева женская община была преобразована в монастырь) пострижена в монашество. Резолюцией архиепископа Агафангела (в миру Александр Лаврентьевич Преображенский; 1854-1928; управлял Рижской епархией с 1897 по 1910 год) 24 ноября 1905 года назначена настоятельницей Иллукстского (современное название - Илуксте) Богородице-Рождественского женского монастыря. 11(24) декабря этого же года возведена в сан игумении. В годы Первой мировой войны заведовала монастырским госпиталем. С 1905 и до 1918 года начальница Епархиального женского училища в Иллуксте.

Летом 1915 года монастырь и училище  были эвакуированы в Нижегородскую губернию. Однако некоторые монахини покинули Ригу только в августе 1917 года, буквально незадолго до занятия города немецкими войсками. Часть сестер, в их числе игумения Сергия (Екатерина Мансурова; 1861-1926) и часть имущества так и остались в России.

25 сентября 1918 года игумения Евгения с шестью сестрами вернулась в Ригу и поселилась в Свято-Троице-Сергиевом женском монастыре. В начале 1920 года приняла гражданство Латвии.

Указом Синода ЛПЦ от 21 сентября 1921 года (№ 1567) игумения Евгения была назначена настоятельницей Рижского Свято-Троице-Сергиева монастыря и оставлена заведующей Иллукстского (современное название - Илуксте) женского монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Также окормляла Спасо-Преображенскую пустынь под Елгавой - филиал Рижского женского монастыря.

Бедность и неустроенность характеризовали ситуацию начала 20-х годов. От прежнего великолепия начала XX века мало что осталось.

В начале 20-х годов велика была вероятность закрытия Рижского Свято-Троице-Сергиева монастыря  и конфискации его имущества в пользу государства или иных юридических лиц. Похожая ситуация была в Спасо-Преображенской пустыни и Илукстском монастыре. Часть имущества последнего  была отобрана властями и передана католикам, часть безвозвратно утрачена в ходе войны. Документы свидетельствуют о бесконечных проблемах в управлении монастырском хозяйством 20-х годов и крайней нужде. Зачастую приходилось перераспределять остававшуюся скудную церковную утварь между приходами и обителями, дабы как-то снабдить их всем необходимым. Так, например, по прошению игумении Евгении в 1924 году сняли иконостас правого предела Рижского кафедрального Христорождественского собора и передали в Спасо-Преображенскую пустынь, для установления там в храме. А в 1933 году разобрали иконостас главного алтаря  Лиепайского Свято-Никольского Морского сбора (церковь не действовала) и передали в Свято-Троице-Сергиев монастырь для установки в монастырском храме. В конце 20-х – начале 30-х годов занимались обустройством части реэвакуированного имущества из России, а также регистрацией в Земельной книге недвижимости монастырей. Все это требовало массы энергии от игумении и затрат сил на чисто хозяйственные и юридические дела по обустройству жизни и закреплению правового статуса самих монастырей как юридических лиц, так и их имущества.

На имеющиеся средства проводили лишь крайне необходимые ремонтные работы церквей и построек обителей. Кроме того в ведении Рижского женского монастыря находилась Тихвинская (Николаевская) часовня на ул. Маскавас, на Центральном рынке у Красных амбаров, о которой приходилось постоянно заботится и поддерживать в порядке. 

Игуменья Евгения также заведовала открытым при Рижском монастыре детским приютом Особого комитета по делам русских эмигрантов в Латвии. С 1922 года состояла законоучительницей в примонастырской Русской основной школе.     
Проблемы со здоровьем стареющую настоятельницу начали одолевать уже во второй половине 30-х годов. Лето она старалась проводить в Илукстском монастыре, дабы больше времени проводить на свежем воздухе. В Риге  игумению тогда замещала монахиня Серафима (Макарова).

14 декабря 1945 года патриархом Алексием I (в миру Сергей Владимирович Симанский; 1877-1970) была принята резолюция о пострижении матушки в великую схиму, с оставлением прежнего имени Евгения. По принятии великого ангельского чина игумении следовало заниматься только внутренним духовным деланием и отстраниться от управления монастырем. Владыка Корнилий (в миру Константин Константинович Попов, 1874-1966) – управляющий Рижской епархией в 1945-1947 годах, очень ценил многоопытную настоятельницу, понимал её роль в сохранении и продолжении монашеской жизни. Он благословил её остаться в прежнем послушании. Однако из-за преклонного возраста руководство хозяйственными делами монастыря ей было уже не под силу. В помощь матушке владыка учредил монастырский совет, в который входила сама игумения, благочинная монахиня Никона (Жегунова), казначея послушница Екатерина (Пауль) и счетовод священник Николай Баранович (1898-1975). 6 сентября 1947 года постриг в великую схиму все же был совершен, а 8 октября того же года, ссылаясь на слабое здоровье, схиигумения Евгения подала прошение прислать ей помощницу - монахиню Тавифу (в миру София Ивановна Дмитрук; 1897-1972) из Вильнюсского Марие-Магдалинского женского монастыря. Уже 30 октября 1947 года монахиня Тавифа была назначена настоятельницей монастыря, а 9 ноября этого же года архиепископом Корнилием возведена в сан игумении.

Согласно прошению и по состоянию здоровья, резолюцией патриарха Алексия I от 27 ноября 1947 года (№ 697/1), схиигумения Евгения была уволена на покой.

10 марта 1948 года, после непродолжительной болезни, перешла в вечную жизнь.         

Была награждена (данные на 1945 год): наперсным крестом (1907 год); крестом из кабинета его императорского величества (1914 год); золотым крестом с украшениями, при грамоте подписанной собственноручно архиепископом Рижским и всея Латвии Иоанном (Поммером) (1923 год); по случаю 25-летнего юбилея настоятельства 24 декабря 1930 года игуменским посохом с серебренными украшениями.  

 

Источники информации:

1)      ЛГИА, ф. 4754, оп. 2, д. 226, л. 78;

2)      ЛГИА, ф. 7469, оп. 1, д. 1096, 1098, 1100, 1102;  

3)      Покровское кладбище. Слава и забвение: Сборник статей. Видякина С., Ковальчук С. (сост.) Рига: Multicentrs, 2004. С. 73-75;

4)      Рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь во время правления игумении Тавифы (Дмитрук). Рига: Рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь, 2013. С. 5-13, 22.

Сергей Цоя