Авторы

Виктор Абакшин
Юрий Абызов
Виктор Авотиньш
Юрий Алексеев
Юлия Александрова
Мая Алтементе
Татьяна Амосова
Татьяна Андрианова
Анна Аркатова, Валерий Блюменкранц
П.Архипов
Татьяна Аршавская
Михаил Афремович
Василий Барановский
Вера Бартошевская
Всеволод Биркенфельд
Марина Блументаль
Валерий Блюменкранц
Александр Богданов
Надежда Бойко (Россия)
Катерина Борщова
Мария Булгакова
Янис Ванагс
Игорь Ватолин
Тамара Величковская
Тамара Вересова (Россия)
Светлана Видякина
Светлана Видякина, Леонид Ленц
Винтра Вилцане
Татьяна Власова
Владимир Волков
Валерий Вольт
Константин Гайворонский
Гарри Гайлит
Константин Гайворонский, Павел Кириллов
Ефим Гаммер (Израиль)
Александр Гапоненко
Анжела Гаспарян
Алла Гдалина
Елена Гедьюне
Александр Генис (США)
Андрей Герич (США)
Андрей Германис
Александр Гильман
Андрей Голиков
Борис Голубев
Юрий Голубев
Антон Городницкий
Виктор Грецов
Виктор Грибков-Майский (Россия)
Генрих Гроссен (Швейцария)
Анна Груздева
Борис Грундульс
Александр Гурин
Виктор Гущин
Владимир Дедков
Надежда Дёмина
Оксана Дементьева
Таисия Джолли (США)
Илья Дименштейн
Роальд Добровенский
Оксана Донич
Ольга Дорофеева
Ирина Евсикова (США)
Евгения Жиглевич (США)
Людмила Жилвинская
Юрий Жолкевич
Ксения Загоровская
Александр Загоровский
Евгения Зайцева
Игорь Закке
Татьяна Зандерсон
Борис Инфантьев
Владимир Иванов
Александр Ивановский
Алексей Ивлев
Надежда Ильянок
Алексей Ионов (США)
Николай Кабанов
Константин Казаков
Имант Калниньш
Ирина Карклиня-Гофт
Ария Карпова
Валерий Карпушкин
Людмила Кёлер (США)
Тина Кемпеле
Евгений Климов (Канада)
Светлана Ковальчук
Юлия Козлова
Андрей Колесников (Россия)
Татьяна Колосова
Марина Костенецкая
Марина Костенецкая, Георг Стражнов
Нина Лапидус
Расма Лаце
Наталья Лебедева
Натан Левин (Россия)
Димитрий Левицкий (США)
Ираида Легкая (США)
Фантин Лоюк
Сергей Мазур
Александр Малнач
Дмитрий Март
Рута Марьяш
Рута Марьяш, Эдуард Айварс
Игорь Мейден
Агнесе Мейре
Маргарита Миллер
Владимир Мирский
Мирослав Митрофанов
Марина Михайлец
Денис Mицкевич (США)
Кирилл Мункевич
Николай Никулин
Тамара Никифорова
Сергей Николаев
Виктор Новиков
Людмила Нукневич
Григорий Островский
Ина Ошкая, Элина Чуянова
Ина Ошкая
Татьяна Павеле
Ольга Павук
Вера Панченко
Наталия Пассит (Литва)
Олег Пелевин
Галина Петрова-Матиса
Валентина Петрова, Валерий Потапов
Гунар Пиесис
Пётр Пильский
Виктор Подлубный
Ростислав Полчанинов (США)
Анастасия Преображенская
А. Преображенская, А. Одинцова
Людмила Прибыльская
Борис Равдин
Анатолий Ракитянский
Глеб Рар (ФРГ)
Владимир Решетов
Анжела Ржищева
Валерий Ройтман
Ксения Рудзите, Инна Перконе
Ирина Сабурова (ФРГ)
Елена Савина (Покровская)
Кристина Садовская
Маргарита Салтупе
Валерий Самохвалов
Сергей Сахаров
Наталья Севидова
Андрей Седых (США)
Валерий Сергеев (Россия)
Сергей Сидяков
Наталия Синайская (Бельгия)
Валентина Синкевич (США)
Елена Слюсарева
Григорий Смирин
Кирилл Соклаков
Георг Стражнов
Георг Стражнов, Ирина Погребицкая
Александр Стрижёв (Россия)
Татьяна Сута
Георгий Тайлов
Никанор Трубецкой
Альфред Тульчинский (США)
Лидия Тынянова
Сергей Тыщенко
Павел Тюрин
Нил Ушаков
Татьяна Фейгмане
Надежда Фелдман-Кравченок
Людмила Флам (США)
Лазарь Флейшман (США)
Елена Францман
Владимир Френкель (Израиль)
Светлана Хаенко
Инна Харланова
Георгий Целмс (Россия)
Сергей Цоя
Ирина Чайковская
А.Чертков
Евграф Чешихин
Сергей Чухин
Элина Чуянова
Андрей Шаврей
Николай Шалин
Владимир Шестаков
Валдемар Эйхенбаум
Абик Элкин

Уникальная фотография

Юрий Абызов (слева) и Давид Самойлов на отдыхе в Пярну

Юрий Абызов (слева) и Давид Самойлов на отдыхе в Пярну

Прима довоенного балета

Илья Дименштейн

«Ves.LV»

24 марта 2007 («Вести Сегодня» № 70)

В 1925 году на сцене Театра оперы и балета появляется новая прима-балерина бывшего Петербургского Мариинского театра Александра Федорова. Появляется с легкой руки гениального танцовщика Михаила Фокина — он знал, что в рижском балете нет балетмейстера, и порекомендовал жену своего брата Александру. В ее лице местный балет приобрел не только балетмейстера — выдающуюся балерину, педагога, незаурядную личность. С именем Федоровой в Латвии начинается эра классического балета.

Александра родилась в 1884 году в Петербурге. В 1902–м после окончания театрального училища стала солисткой, а затем прима–балериной Мариинского театра. Вместе с Сергеем Дягилевым участвовала в знаменитых зарубежных сезонах русского балета. Ее мужем был брат Михаила Фокина Александр, известный спортсмен. В 1896–м Александр Фокин стал чемпионом России по велоспорту, позже — рекордсменом по плаванию. В 1906, 1907 гг. он участвовал в ралли Петербург — Москва, Петербург — Рига. Умер незадолго до революции.

В Латвию Федорова приезжает вместе с сыном Львом и дочерью Ириной. Балерине 41 год, сыну, который также танцует, 19. Его сценическое имя — Лев Львов. Левушка, как с симпатией зовут его знакомые матери, быстро осваивается на новом месте и вскоре становится своим среди рижской богемы. Все чаще его видят навеселе. От греха подальше мать отправляет сына в Лондон, а затем он уезжает с США. Но это будет позднее. А в 1925–м начинаются счастливые годы Александры на сцене латвийского балета.

О состоянии местного балета свидетельствует лишь один факт: в труппе было 10 танцовщиц и 4 танцовщика. На большие постановки приглашают… внештатников из кабаре и ресторанов. Федорова прекрасно понимает, что без профессионалов планку театра не поднять, и сразу же основывает балетную студию и частную балетную школу. Занятия посещают и профессиональные артисты, и те, кто только делает первые шаги на сцене, но главное — дети, желающие танцевать. Современники отмечали фантастическую работоспособность Федоровой: в 9 утра она на репетициях в театре, с 14 до 19 часов — в частной школе, вечером — на сцене, где танцует главные партии. С приходом нового руководителя в репертуаре театра появляется классика — балеты в хореографии Петипа, Иванова, Фокина. В 1925 году выходит постановка "Сильфиды" Шопена, в марте 1926–го — "Лебединое озеро" Чайковского, в ноябре того же года — "Раймонда" Глазунова. После премьеры "Раймонды" критики отмечают, что Федорова "разглядела молодые таланты, зарождается отличный кордебалет".

Во многих постановках играют заезжие звезды русского балета: Карсавина, Владимиров, Спесивцева, Коралли, Немчинова, Романов, Фокин. В 1925–м Михаил Фокин вместе с Федоровой танцует в "Сильфиде". В 1929–м он гостит в Риге несколько недель: ставит половецкие пляски в опере Бородина "Князь Игорь". В интервью газете "Сегодня" метр говорит, что латвийский балет может смело отправляться на зарубежные гастроли — в Западной Европе схожего коллектива нет. "Я побывал почти во всех странах Европы и Америки и всюду замечал упадок классического балета. Рига — исключение. Не говоря о таком балетмейстере и балерине, как Федорова, мне нужно упомянуть первоклассные силы, например, Тангиеву, Ленце, Калниню, солистов — Львова, Лейманиса, Фибига. Они бы украсили любую сцену… Мне доставляло большое удовольствие работать с такой великолепной балетной труппой, и я возвращаюсь в свой дом в Нью–Йорк с самыми приятными воспоминаниями о Риге".

Надо сказать, что Рига тогда жила не только классическим балетом. Приезжало немало исполнителей так называемых свободных танцев — ритмических. Датчане, немцы, эстонцы. Современники отмечали, что молодежь начала повально увлекаться модным направлением — студии обучения ритмическим танцам росли как грибы. И все же у Федоровой достаточно учеников. В марте 1930–го на сцене Национальной оперы прошел вечер воспитанников ее студии. В нем участвовало 200 человек!

Профессионалов в труппе все больше, однако возникает новая проблема — артистов не устраивает жалованье. То, что, к примеру, правительство выделило на зарплату в 1930–м году, — меньше прожиточного минимума. За постановку актеры получают по два–три лата. Чтобы выжить, многие выступают в ночных клубах. В коллективе начинает проявляться недовольство балетмейстером — она получает на порядок больше. Всплывает и национальная тема. Одна из актрис в интервью латышской газете говорит, что в "Национальном театре оперы и балета для латышей забронированы только вторые партии".

Но на балетах по–прежнему аншлаг. 31 марта 1931 года на спектакле "Раймонда" за дирижерским пультом сам Александр Глазунов. Весной в Риге собиралась танцевать и Анна Павлова. Не успела — звезда балета умерла 23 января 1931 года. 27 февраля Федорова устроила концерт памяти Павловой, танцевала "Умирающего лебедя" Сен–Санса. Публика смотрела эту партию стоя.

И все же недовольство Федоровой в околотеатральных кругах да и в самой труппе продолжает нарастать. После премьеры "Сильвии" в мае 1931–го началась травля в прессе. "Федорова — не творческая личность… Она не внесла в наш балет новый творческий дух, работает по старым образцам…" В июне газета "Брива земе" пишет о том, что "министерство просвещения и Госконтроль провели в опере ревизию. Когда их материалы будут обнародованы, вероятно, волосы встанут дыбом, однако и тех сведений, которые есть у редакции, достаточно, чтобы стало ясно, как не надо хозяйствовать…" А от заметки в "Латвияс карейвис" веет до боли знакомым душком: "Этой знаменитой даме с хорошим жалованьем (Федоровой) нужно знать, что большие доходы налагают большие обязанности. Не настала ли пора это отнести к Латвии, а не к искусству других народов? Также и в опере нужно поспешить с постановкой какого–нибудь латышского балета или хотя бы танцевальной постановки…".

В апреле 1932–го Федорова поставила "Жизель". Это был ее последний балет на латвийской сцене. Уже во время спектакля зрители повели себя по–хамски. На сцену летели листочки, в которых сообщалось, что балерина ежемесячно получает 800 латов да еще деньги в частной студии, а ее партнеры — 200, 150 латов…

Проверка в театре вскрыла и такой факт: оказалось, что Федорова получает больше самого министра образования Кениньша. Этого он уже не мог стерпеть. Тут же "доброжелатели" выясняют, что за восемь лет балерина не освоила латышский язык, и на стол министра ложится кляуза! Министр как будто бы ждал удобного случая — договор с балериной на новый сезон продлен не был. Федорова обратилась к министру с просьбой, чтобы ей хотя бы разрешили продолжить работу с частной балетной студией, но и в этом было отказано. "Вначале вы должны получить латвийское гражданство", — последовал ответ из министерства.Тем временем государство само решило открыть при театре балетную школу. Она начала работу в сентябре 1932 года. В число педагогов вошли бывшие ученики Федоровой.

Сама балерина оставалась в Риге до 1938 года — продолжала ставить спектакли на сцене каунасской оперы, работать с учениками. В преддверии войны Федорова покинула Латвию — переехала в Европу, а затем в Америку к сыну. Она прожила долгую жизнь и умерла в 1972 году.

За семь лет работы в Латвийской опере русская балерина поставила 18 балетов, нескончаемое количество танцев к опереттам. Как пишет искусствовед Ия Бите, ее воспитанники стали великолепными танцорами, солистами и примами. Федорова заложила основы Рижской балетной школы — той самой, из стен которой вышли такие звезды, как Лиепа, Барышников, Годунов. Чем отплатила ей Латвия?